Пандемия коронавирусной болезни популяризировала тестирования и сделала его ближе к людям – директор лаборатории NIKOLAB

В Украине, в период активного роста количества людей, которые заболели COVID-19, на разных телеканалах появлялись сюжеты о якобы недобросовестной сети лабораторий Nikolab. Это выглядело как спланированная акция, направленная на дискредитацию конкурента.

Журналисты Lenta.UA решили пообщаться с руководством компании и расставить все точки над «і». Получилась очень интересная и содержательная беседа не только об атаках на Nikolab, но и о лабораторной отрасли в целом, и главное, о том, как она влияет на жизнь каждого из нас. 

Как все начиналось? 

Первый кабинет Nikolab появился в 2014 году. Сначала делали только самые востребованные тесты: общие анализы крови, биохимию, иммунологию… 

До этого мы 6 лет занимались поставками лабораторной техники, оборудования и расходных материалов. В медицине тогда был как раз переломный период перехода от старых ручных, простых технологий к более сложным. Клиники и больницы активно закупали оборудование и расширяли свои лаборатории. Приходилось много консультировать, решать сервисные вопросы. Мы поняли, что глубоко понимаем лабораторный рынок и задумались об открытии собственной лаборатории. 

Мы стартовали с небольшим количеством людей и ограниченным бюджетом. Как всегда и бывает в стартапах. К тому же это был очень сложный период. Начало войны на Донбассе, резкий скачок курса валют. А ведь все оборудование было импортное и его стоимость была привязана к доллару. 

На самом деле в лаборатории легко работать, если только печатать нужные результаты на принтере. За бланком результата стоит кропотливая ежедневная работа десятков людей. Сложность этого бизнеса отталкивает многих предпринимателей. Поскольку он находится на грани между медициной и технологиями и нуждается в понимании в обеих этих областях. 

Несмотря на трудности, мы постепенно набирали обороты. У нас с самого начала была идея делать качественные тесты по низкой цене, доступной для людей. Наши цены были намного ниже рыночных. Со временем спрос на услуги Nikolab увеличивался, и в 2017 году мы открыли еще один кабинет. И потом-3-й, 4-й, 5-й …… 

Сколько лабораторий имеете на данный момент? 

Лаборатория одна. Она позволяет обрабатывать большое количество анализов и тестов. В Киеве 12 заборных пунктов и на подходе еще несколько. 

Также появились партнеры, которые в Киевской области открыли кабинеты под нашим брендом. Благодаря этому у людей не только в Киеве, но и за его пределами появилась возможность делать качественные анализы по доступным ценам. 

Я вот подумал: мы с вами разговариваем в вашем кабинете, но ведь сегодня воскресенье… 

Лаборатория для меня – это не просто бизнес, это моя жизнь. И поэтому в воскресенье – я на работе. На любимой работе! 

А что именно в ней вам нравится? 

Не могу объяснить. Это вроде спросить, что в девушке нравится? Можно назвать кучу недостатков, а вот что нравится — это ощущение, химия какая-то. Так и здесь. 

Я получаю удовольствие от процесса. Даже не от результата. Есть понимание, что делаешь что-то нужное, полезное для людей. 

Что изменилось в работе лаборатории с началом пандемии коронавируса? 

До начала пандемии мы крепко стояли на ногах, стабильно работали. С распространением коронавируса Nikolab одна из первых начала проводить тесты на его обнаружение, а также прошла верификацию в лабораторном центре ГУ «Центр общественного здоровья Министерства здравоохранения Украины». Сначала осуществляли забор материала на дому, а потом уже в заборных кабинетах. По цене – 770 гривен. И это в то время, когда средняя цена на рынке была около 2000. Это было где-то в июне. 

Можно сказать, что ваш бизнес вырос во время пандемии? 

Количество заборных кабинетов выросло с 6 до 12, поскольку существовал спрос, который оказался неудовлетворенным. И увеличение количества заборных кабинетов стало вынужденной мерой, ведь очереди были с утра до ночи. 

При этом люди приходили, стояли и ругали нас за то, что им не нравятся такие очереди. Мы принимали десятки звонков от возмущенных клиентов. Людям было неудобно и некомфортно. И тогда мы начали открывать новые кабинеты, чтобы удовлетворить спрос. 

Честно говоря, я не ожидал такого наплыва клиентов. К массовой панике и страху заболеть добавлялась необходимость делать тесты для пересечения границы. Мы экстренно искали и набирали людей в лаборатории. Это была большая проблема, рабочих рук не хватало. Затем следующая проблема – нехватка оборудования, производственной мощности. В мире был огромный дефицит, у меня же сохранились все контакты и, в отличие от других украинских компаний, мы обеспечили себя всем необходимым оборудованием, более того, мы продавали оборудование многим другим лабораториям.

То есть получилось, что Вы резко стали лидерами на рынке. И я так понимаю, что кому-то это не понравилось? 

Ну, судя по всему, да. Я вообще не понимал, как к лабораториям, которые тестируют на коронавирус, да еще по минимальной цене, могут возникать какие-то вопросы. 

Оказалось, могут, если это кому-то выгодно. В течение нескольких недель к нам четыре раза приходили люди из Госпродпотребслужбы Киева, в подмогу брали муниципальную стражу и появлялись большой толпой, людей 12-15, и морально давили на персонал. Они приходили в заборные кабинеты с требованием их закрыть. Мы не верили, что это происходит на самом деле, казалось, что это какой-то абсурд, ошибка. 

Естественно первым вопросом было – какие к нам претензии? Дайте какую-нибудь бумажку, что вы хотите? Никто нам бумаг не предоставлял, никаких официальных документов, никаких подписей, печатей – ничего. Просто рэкет какой-то. Эти незваные гости блокировали входную дверь, мы вызывали полицию, но муниципальная стража с правоохранителями всегда договаривалась. Они утверждали, что жителям дома не нравились очереди, при этом никаких петиций, коллективных жалоб не предоставляли – ну чистый бред. 

Потом приехал какой-то канал, ТРК “Украина” кажется, и в сюжете они нас назвали незаконной лабораторией. Хотя все документы были в порядке, приходите – проверяйте. Еще несколько телеканалов показали аналогичные сюжеты, нам взломали сервер, кибератака была. Мы не могли работать. Потом Минздрав пришел с проверкой, но мы на это все нормально реагировали. Несколько дней длилась проверка, но, как видите, мы работаем, нарушения были надумаными. В общем, выглядело все спланированной, хорошо организованной попыткой уничтожить Nikolab. 

Те, кто за этим стоял, они даже и народных депутатов подключали, короче говоря, использовали самые разные методы. 

И тут интересно: на фоне всего этого на рынок тестирования на коронавирус заходит одна крупная сеть. А другую крупную сеть проверяет Антимонопольный комитет на предмет обоснованности высоких цен. Этакое совпадение … 

А когда все эти наезды закончились? 

Еще не закончились. Они до сих пор происходят. Ведется следствие в отношении всех лабораторий, которые тестируют на коронавирус. Но эти нападки сделали нас только сильнее. В этот период я понял, что именно надо укреплять. 

И все-таки, на ваш взгляд, недобросовестные конкуренты начали атаковать Nikolab прежде всего из-за низких цен?

Скорее всего, да. У нас всегда были низкие цены по сравнению с другими. И на Covid-19 мы летом тестировали втрое дешевле. Тогда, повторюсь, средняя стоимость теста была около 2 тыс. гривен, а у нас – 770 гривен. И дело в том, что мы не пытались демпинговать рынок. Мы ни на кого не равнялись. Просто Nikolab никогда не гнался за сверхприбылями, а давал клиенту честную, обоснованную цену. Цена же формируется от себестоимости, все можно посчитать. Ну и конечно, кому-то явно не понравилась динамика роста нашей компании.

Согласен, но все же такое отличие в стоимости тестов… Может, оборудование у вас другое? Или как это объяснить? 

Все оборудование почти одинаковое, разве что производители разные. Есть базовые модели, у всех лабораторий одни и те же, на вид, может, немного другие, но технологии у них идентичны, единственное отличие – их мощность. Одни могут делать 100 тестов в час, другие – 1000. И уже лаборатория выбирает, какую мощность она хочет взять. 

Главное в анализе – реагент, а все применяемые реагенты выполняют одну и ту же функцию. То есть на клиента и на качество анализа это не влияет. Есть стандартизация технологий. Во всем мире эти стандарты едины, поэтому говорить, что у кого – то хуже или лучше – в корне неправильно. И хочу подчеркнуть, что в Украине есть отечественные производители реагентов очень высокого качества, которые успешно продаются на европейском рынке. 

Хотелось бы также прояснить ситуацию с подделками ваших тестов. 

Приведу пример. К нам обратился клиент, жена которого улетела в Египет с поддельным тестом. Но мы этот тест не делали. Его продали со всеми документами на вылет. Кто-то банально подработал. Женщину там за это задержали, мужчина звонит в лабораторию и возмущается. Но наш администратор сразу, когда увидела скриншот, сказала, что это не наш тест, это подделка. 

Те, кто создает вот такие прецеденты с подделками и всячески их подпитывает с помощью заказных материалов, пытаясь очернить кого-то, возможно, не понимают, что дискредитируют всю отрасль. Лабораторной диагностике в принципе не доверяют после этого. 

Поддельные тесты с нашими реквизитами продают на ОLX. Мы обратились в правоохранительные органы, идет следствие. Как мне объяснили – наша законодательная база в этом плане несовершенна. Нужно ужесточить ответственность за подделку тестов. И это уже проблема не отдельно взятой лаборатории Nikolab. Ведь инфицированное лицо может сознательно купить отрицательный тест и заразить множество людей вокруг. 

Смотрите, у нас в стране количество тестирований снижается, а количество вылетов за границу увеличивается. Особенно в течение новогоднего периода, при этом какого-то всплеска тестов перед Новым годом не наблюдалось. Люди уже, наверное, сами себе подделки покупают, им так легче, чем идти делать тесты. И вот это – проблема. 

Мы были на совещании по вопросам увеличения количества тестирований и просили Минздрав внести такую законодательную инициативу – усилить ответственность за подделку тестов на коронавирус. Ожидаем реакции. 

Я прогнозирую, что очень скоро из-за этой ситуации результаты тестов из Украины перестанут принимать в других странах. Пострадает репутация государства в целом. 

Как в Nikolab относятся к социальной ответственности? Вы согласны с тем, что в нашей стране бизнес должен быть социально ответственным? 

Мы всегда хотели быть социально ответственными, искали, как сделать, чтобы помощь дошла до тех, кто в ней реально нуждается. И вот нам удалось найти тех, кому на самом деле нужна помощь, кто ее может справедливо распределить. Мы передали членам союза ветеранов АТО Киевской области 250 тысяч гривен на лабораторные исследования на все тесты. 

Они уже между собой будут распределять между семьями погибших, между инвалидами, между ветеранами АТО. И это только начало, увидим, насколько эффективно сработает, и будем продолжать проявлять социальную активность как в этом, так и в других направлениях. 

И в завершение нашего разговора хотелось бы спросить, изменится ли, на ваш взгляд, лабораторная отрасль после пандемии? 

Она уже меняется. Пандемия коронавирусной болезни популяризировала тестирование и сделала его ближе к людям. То есть вопросы сдачи анализов, их качества, стоимости, времени получения результатов стали обсуждать, как говорится, на кухне. В семейном кругу, на работе, в учебных заведениях и так далее. Люди начали разбираться во многих нюансах, которые раньше интересовали только профессионалов. Естественно, все это требует новых подходов от лабораторного бизнеса. Более высокого сервиса, улучшения коммуникации с клиентом, и тому подобное. 

Лабораторий становится все больше, растет конкуренция, а значит, прошло время монополий. И это хорошо для людей, ведь чем выше конкуренция, тем активнее идет борьба за лояльность клиента, а значит повышается качество услуг! 

Беседовал Николай Назаренко